У моего прапрадеда Ефима было два сына - Матвей и Мирон - и дочка Фекла. Мальчики - близнецы. С той лишь разницей, что один светленький - в мать, второй чернявый - в отца. Ефим был жестоким человеком, не терпел, когда ему перечили. С одним из сыновей вышел у него какой-то конфликт, сути которого не знает никто. Прадед и лишил сына наследства. Не потерпел неповиновения.

Когда детям исполнилось двадцать, мать их умерла: в тех местах холера косила людей. Парни жили в родительском доме, но один всегда знал, что ничего из имущества у него нет, все принадлежит брату. Потом Матвей женился на Кате, точнее, родители насильно отдали девушку за него, хоть и любила она Мирона. Впрочем, оно и понятно: Мирон беден, а Матвей - богат. Но это так, предыстория, чтобы вам было понятнее, кто есть кто. Итак, в то лето мы с дядькой Семеном отправились посмотреть на семейное гнездо, которое перед смертью отписала ему внучка дочери Ефима. Честно говоря, ни моя мама, ни ее брат не знали ничего о ее существовании, впрочем, как и о самой хате на хуторе. Ни прабабушка, ни бабушка никому никогда ничего не рассказывали. Известно было лишь одно - что перед самой революцией моя прабабка Катерина, в честь которой меня назвали, вместе с грудной дочерью сбежала из дома мужа. Почему так случилось? А это тоже тайна, открывшаяся только недавно.

Ключ от дома нам вручили в администрации:

- Плохое то место, проклятое, - сказала пожилая уборщица. - Держись лучше подальше от него.

- Почему? - удивилась я.

- Знаешь библейскую притчу о Каине и Авеле?

- Ну да, конечно... Это в которой брат брата убил?

- Именно. Брат брата убил. Отец сына застрелил. Да и сам себя порешил. Живому себе крест могильный поставил. Проклятое место! Мне еще моя бабушка об этом рассказывала.

В это время вышел из кабинета председателя Семен, и мы поехали на хутор. По дороге я ему рассказала то, что поведала мне старушка.

- Не заморачивайся, - ответил он. - Мало ли, что люди болтают! Назавтра Семену Михайловичу предстояло ехать в областной центр в какую-то юридическую контору оформлять необходимые документы.

Как ни странно, но дом сохранился в приличном состоянии. Не пострадал он ни в гражданскую войну, ни в Великую Отечественную. Несколько заброшенный и неухоженный, что неудивительно, ведь долгое время в нем жила одинокая старуха, которую никто из нас не видел, да и, впрочем, не знал о ее существовании. Изба находилась в лесу. Как рассказывал батюшка из церкви, до революции здесь был хутор. За усадьбой - то ли поле, то ли луг, посреди которого, довольно далеко от хаты, возвышался одинокий каменный крест. Удивляло, что места там пустынные, никаких строений или жилья, кроме этого здания!

Целый день мы прибирались в комнатах: мебель старинная, неплохо сохранившаяся, зеркала и картины в золоченых рамах, ну или под золото, точно не знаю. Вечером перекусили тем, что захватили из города, да улеглись спать. Ночь светлая, мне не спалось, и я выглянула в окно. Сияние луны ярко освещало одинокий крест на перекрестке. На нем сидела неизвестная большая птица. Было в этом что-то пугающее, сама не могла понять, почему. «Нужно завтра днем сходить и глянуть на него поближе!» - подумала я. Внезапно поднялся ветер, буквально через несколько минут небо заволокло тучами, началась гроза.

Я легла в кровать, но странное беспокойство не давало уснуть. Из другой комнаты доносился храп Семена, который за ужином хряпнул пару рюмочек для аппетита. Что-то заставило меня снова подойти к окну и вдруг увидела, что крест словно раздвоился, от него по направлению к дому двигалось нечто, напоминавшее пугало, какие ставят в деревнях на полях. «Я схожу с ума? Или тоже, как Семен, наливки перебрала?» - пронеслось в голове. Ветер усиливался, пугало приближалось... Короче, жуть! Я закричала от страха, чем разбудила дядьку.

- Иди спать в мою комнату, там окно в сад выходит. Да нет там никого! Привиделось тебе!

Я уснула. Сон приснился более чем странный: два молодых красивых парня, похожи как две капли воды, с той лишь разницей, что один блондин, а другой - чернявый. «Не серчай, брат, на отца, что тебя оставил без наследства... Никогда тебя не брошу, все пополам разделим! - тихо говорил один. - А за Катерину не обижайся. Не я решал, и не мне от нее отказываться. Люблю ее больше жизни!

- И я люблю не меньше. Но все ли ты мне отдашь?

- Все. Будь уверен. Ты же мой брат родной!»

Утром от ночных страхов не осталось и следа. Дядька собрался к юристу, а я решила прогуляться к кресту. Надпись гласила: «Этот крест поставлен в память о моих сыновьях Мироне и Матвее. Покойтесь с миром. Да помиритесь на том свете. А мне, Ефиму, живущему с тяжким грехом, нет ни успокоения, ни прощения». Вдалеке, за полем, виднелся купол церкви. Решила сходить посмотреть, да, возможно, что-то узнать о тайне нашей семьи. Старый, седой как лунь, батюшка оказался человеком разговорчивым:

- Не знаю, правда, ли, нет ли, но в наших местах существует легенда о семье с хутора. Приглянулась сыновьям одна и та же девушка, красавица Катерина. Она же полюбила Мирона. Да только родители отдали ее за Матвея. А через время родилась у Матвея и Кати дочка, Зиной ее назвали. Все бы хорошо, да только девочка беленькая личиком и светловолосая, точь-в-точь как Мирон. Скандал вышел большой. Подрались браться, и в драке Матвей убил Мирона. А через время Матвея нашли застреленным. То ли сам это сделал, то ли... Никому неведомо.

Катерина вместе с дочкой сбежала, а Ефим, видать, умом повредился. Старики сказывали, что все по деревне ходил, да грешником себя называл. А потом крест могильный себе, живому поставил, а вскоре повесился. Вот такая жуткая история, девочка! Проклятое место, хоть и грех так говорить. Зло спит на том перекрестке... Ближе к полудню позвонил Семен и сообщил, что машина его поломалась, он приедет только завтра утром. Честно сказать, ночевать одной в том доме желания не было. Но что поделаешь? Когда стемнело, боялась подойти к окну - а вдруг снова увижу пугало? Задернула плотно шторы и вскоре уснула.

Что случилось потом, до сих пор не знаю: то ли сон, то ли жуткое видение. Кажется мне, что подошла к окну, а от креста в сторону дома движутся два силуэта, напоминающие тех парней из вчерашнего сна. Они тянут ко мне руки, и я словно слышу слова:

- Она красивая... На Катеньку похожа... На нашу любимую...

Тени все приближались. Стало страшно. А потом выстрел. Один из парней падает. И снова голос: «Упокой наши души... И папенькину... Грех на нем: брата он моего застрелил, Матвея... Зло спит на нашем перекрестке...»

До рассвета я уснуть не могла. Утром собралась уезжать, только Семен заявится, сразу в путь. Не хочу иметь ничего общего с проклятым домом. Да только просьба предков не давала покоя. Заказала все-таки службу в местной церквушке.

Ожидая приезда дядьки, перебирала вещи в комоде. На самом дне старая-престарая маленькая картинка маслом. На ней молодая девушка - один к одному похожа на меня. А неожиданно пронеслось в голове: «Ты на нашу Катеньку похожа...»

А дом? Он так и стоит пустой. Ни я, ни другие родственники не хотим иметь с ним дело, ведь на том перекрестке спит зло.



 


« Предыдущая      Следующая »
 737
+ Добавить историю
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:

ФОРУМ | Гороскоп 2017 | 3D модель планет Группа ВК | Контакты