Дашку я знаю уже около десяти лет. Мы познакомились с ней еще в школе и, хотя учились в резных классах, как-то сразу подружились. Мы были настолько одинаковыми и внешне, и по характеру - болтливые, веселые блондинки, - что периодически друзья шутили, мол, вы как разделенные при рождении сестры-близняшки из индийского фильма. После школы отсеялись почти все одноклассники и приятели, в подругах у меня только Дашка и осталась. Мы вместе ездили на отдых, тусовались в кафе, даже снимали квартиру на двоих. Потом Дашка встретила Николая Васильевича, и мы разъехались...

Этот мужик сразу мне не понравился. Он был старше Дашки лет на двадцать, не меньше. Маленький, толстый, чуть лысоватый, с короткими розовыми пальцами-сосисками и ехидными глазками. Его лоб всегда поблескивал испариной, которую он вытирал носовым платком, отдуваясь словно кит. Что нашла в нем моя подруга - загадка! Честно говоря, ничего, кроме отвращения, этот Николай Васильевич не вызывал. Меня начинало подташнивать, едва только я слышала его голос. Однажды, она притащила этого субъекта к нам домой. Представьте картину: являюсь я вечером после работы и лекций, усталая и издерганная, в голове одна мысль - поесть и упасть в постель, а на нашей кухне сидит Николай Васильевич, простите, в майке, причем весьма несвежей, и доедает пиццу. Чмокает, морду кетчупом вымазал, даже майку свою - и без того отвратительную - изгадить умудрился. А Даша сидит напротив и любовно так на это убожество смотрит. Я не знаю, как сдержалась, ушла в свою комнату, хлопнув дверью, да так и легла голодная спать.

Каждый раз, когда Дашка шла на очередную встречу с Николаем Васильевичем, я пыталась бухтеть, мол, любовь зла, конечно, но не до такой же степени... Она обижалась, я умолкала. Ну ладно, думала я тогда, на верняка Дарья повелась на него из-за денег. Кто в молодости не совершает ошибок? Захотелось красивой жизни, вот и клюнула на "папика". Какого же было мое изумление, когда выяснилось, что за душой у Николая ни гроша! Вот тут уж я разошлась.

- О боже, Дашка, ну что ты в нем нашла? - бесилась я, тряся ее за плечи. - Старый, лысый, толстый, дряблый, самовлюбленный пень! Ладно бы миллионами ворочал, а он еще и денег у тебя просит!

- Ну и что такого, - ерепенилась подруга. - Всего несколько тысяч попросил до зарплаты. Мы же близкие люди. Я просто обязана ему помочь преодолеть временные трудности. - Особый упор Дашка сделала на слове «временные», потом, малость успокоившись, добавила с придыханием. - Не могу ему отказать. Он такой обояшка и такой умный!

Постепенно Дашка отстранилась от меня окончательно, предпочитая проводить время со своим пузатым сожителем. Потом они съехались, и к весне расписались в строгой тайне ото всех. Все подробности дальнейшей истории подруга рассказала мне уже через много месяцев... У Николая Васильевича была своя двушка, в которой он когда-то жил с матерью. Потом его маменька съехала в загородный дом, а он остался хозяином жилплощади. Мать Николая Васильевича, как я ее называла - «свекровь», с первой встречи невзлюбила Дашку. Окинув ее придирчивым взглядом, она позвала сына из комнаты на минутку и вышла за ним, по-жабьи выпятив нижнюю губу. Ее так смешно изображала Дашка, рассказывая мне свою эпопею, что я прямо вижу эту дамочку. Хотя никогда с ней не встречалась. Просидели они весь тот первый вечер абсолютно молча. Мамаша так и ушла, не удостоив общением избранницу сына. Но Николай Васильевич как мог, успокоил Дашку —мол, мама всегда была такая придирчивая! Никто ей не по вкусу, никто не стоит сыночка.

Общение между мной и Дашкой после их свадьбы прекратилось вовсе — супруг запретил моей подруге меня навещать. Он был домоседом. Друзей не имел. И желал, чтобы жена постоянно находилась рядом. У него якобы какая-то научная работа была в разгаре, и он нуждался в тишине и покое. Как-то раз Дашка все-таки забежала ко мне на минутку. Я открыла дверь и остолбенела. В дверях стояло и робко на меня смотрело какое-то серое полумертвое существо, в котором от Дашки остались только яркие темно-карие глаза.

- Дашка? Привет... Что с тобой случилось? Ты больна? — не выдержала я.

- Случилось?! Да ничего... Я замужем. И совершенно счастлива, - -подруга мрачно усмехнулась.

Я разливала чай по чашкам и исподтишка разглядывала подругу. Одета она была хорошо, но цвет кожи был нездоровым, обручальное кольцо болталось на исхудавшем пальце, и глаза запали, как у чахоточной. А волосы! Ее шикарные волосы висели жидкими патлами...

- Даш, у тебя все хорошо?

- Даже не знаю, - улыбнулась в ответ подруга. - Я хочу уйти от Николая... -

Он бьет тебя? - догадалась я. - Скажи, бьет? Вот сволочь!

- Нет... Ну что ты. Не бьет. Не знаю... Лучше бы бил...

Дашка хлебнула чаю и заплакала.

- Я так и знала, что твой мерзкий Николай Васильевич окажется тем еще фруктом. Рассказывай!

- Достал он уже своими придирками, - всхлипывала подруга. - Знаешь, сколько раз я пыталась уже уйти от него? И каждый раз в дверях буквально останавливаюсь, словно что-то меня удерживает... А еще свекровь...

- А этой жабе что надо? - Все мрачнела я.

Оказалось, что каждый раз, как к ним в дом приходит свекровь, Даша начинает ощущать страшную слабость, тошноту и боли во всем теле. Пару раз она даже падала в обморок после визита мамочки своего толстого супруга. Та все так же демонстративно не разговаривала с невесткой, но сына навещала исправно. Сидела у них за обедом и злобно гремела посудой... А Даша, наводя порядок в доме после ее ухода, находила то землю в мешочке из рогожки, то пшено в странном бумажном пакетике, то воткнутые в какую-то грязную тряпицу ржавые иглы, то связки старых гвоздей и скомканные нитки...

После последнего визита свекрови неотложка увезла Дашу с сильным кровотечением. А в больнице диагностировали крайнее нервное истощение. «3а десять дней меня вроде и на ноги поставили, -- рассказывала подруга. - У меня хоть щеки порозовели, и боли головные утихли... Так все вернулось, как только я попала домой...» Разумеется, Николай Васильевич позвал маму отметить возвращение Дашки из больницы, и все пошло по-старому...

Выслушав подругу и ее мистическую историю из жизни, первое, что я сделала, это набрала номер телефона моей мамы - ее приятельница занималась в свое время какими-то оккультными штучками. Мать договорилась с подругой о встрече и вечером повела нас с Дашкой на прием. Тетя Лариса открыла нам дверь с прибаутками, но, как только глянула на Дашку, схватилась за голову.

- Боже! Какой же гад так к тебе хорошо присосался-то?

- Чего? В каком смысле? - не поняли мы.

- Да тебя, деточка, почти досуха выпил вампир... Кто-то возле тебя очень мощный окопался. - Тетя Лариса пихнула Дашку в кресло и закурила.

- Ой, я же знаю кто... - вмешалась я.

- Помолчи! - прервала меня подруга.

- И как ты еще жива-то до сих пор, не пойму. - Ясновидящая водила руками вокруг головы моей подруги.

Не буду все описывать, что там происходило. Провели мы у колдуньи пару часов. Встреча наша закончилась чаем, а мама моя еще и коньяком угостила. «Все будет хорошо! - подмигнула Дашке тетя Лариса. - Я поставлю тебе защиту. Справимся с этими вампирами!» Потом они с моей мамой говорили о чем-то своем, а я наблюдала за Дашкой - она почти спала. Встрепенулась, лишь когда хозяйка стала нас провожать. В последний момент Лариса Медардовна достала из кармана кофты маленький кулончик - какую-то серебряную безделицу с крошечной бирюзой: «На вот, повесь на шею и никогда больше не снимай, слышишь? Вампир сам от тебя отвалится, ты сразу поймешь, кто это был. Он подавится твоей кровушкой... Все, идите, устала я с вами».

Дашка вернулась домой, как я ни уговаривала ее остаться у меня. А буквально через пару недель позвонила мне и сообщила, что скоропостижно скончалась ее свекровь.

- В несколько дней почернела, истаяла... Не знаю, что уж тут виной. Может, из-за тети Ларисы твоей? - Дашка была полна раскаяния.

А я между тем успокоила:

- Знаешь, лучше она, чем ты! В конце концов, не ты ей войну объявила, правда? Ты пыталась с неи по-человечески...

После похорон состоялось объяснение Дашки с мужем: он упрекал жену в том, что она была холодна с мамочкой, потом заявил, что теперь, когда нет мамы, жизнь потеряла для него смысл... «Вот и отлично! - отреагировала моя подруга. - Ты можешь идти за ней, можешь отправляться к черту! А я ухожу. Я хочу жить!» Он устроил скандал, даже пытался ударить ее. Кричал, что она свела в могилу святую женщину, что она никогда не уважала его мамочку. Дашка не стала слушать, ну и молодец, я считаю.

Даша поправилась сразу, как ушла от своего придурковатого мужа. Снова стала болтливой, как сойка, весёлой и очень привлекательной женщиной. В прошлом году у нее появился кавалер - довольно известный у нас музыкант. Надеюсь, все у них сложится.



 


« Предыдущая      Следующая »
 1489
+ Добавить историю
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:

ФОРУМ | Гороскоп 2018 | 3D модель планет Группа ВК | Контакты