Я лежала на кровати, скрестив руки на груди и глубоко дыша, втягивая воздух через рот настолько глубоко, чтобы казалось, что ребра вот-вот треснут от напора или легкие порвутся, как переполненные полиэтиленовые пакеты. В комнате витал странный аромат, который я называла «серым». Он не был похож ни на один запах, который был бы привычен мне, и, пожалуй, хотя бы знаком любому обычному человеку. В нем смешался стальной аромат крови, привкус которой я сразу чувствовала во рту после первого вдоха, сигаретно-ментоловый смрад, знакомый мне, благодаря бывшему соседу по комнате, который съехал при первом появлении «серого» в этой квартире, оставив меня один на один с этим, как казалось сначала, зловонием. Денег на переезд у меня не было, поэтому пришлось свыкаться. Первые недели я закрывала лицо платком, марлевой маской, забрызгивала все углы едкими освежителями, но никакого результата это не приносило. Серый запах перебивал любимые ароматизаторы, проникал под любую защиту, щекоча мне нос и горло.

Под утро эта дрянь была особенно невыносимой, но я кое-как привыкла и стала различать другие нотки в этой симфонии запахов. Порой отдавало сталью, порой спиртом или формалином, лекарствами, порохом, машинным маслом…Через месяц я не только сжилась с «серым» запахом, но и стала как-то странно наслаждаться им и даже чувствовала странный упадок настроения целый день, когда утром не было этого въедливого смрада.

Это превратилось в своеобразный ритуал: просыпаться в четыре утра, чтобы надышаться невидимым дымом, впустить его в себя. Этим утром в «сером» слились запах дождя, каких-то приторных цветов и немного железа, потом к ним примешался аромат свежей крови. Довольно необычное, неприятное для разума, но желанное для меня сочетание. На этот раз оно почему-то не только пьянило меня, но и тревожило. Едва уловимая, знакомая нотка витала в этом букете, не дававшая мне покоя. Наконец «серый» превратился в тяжелую глицериновую вонь, заставившую меня распахнуть форточку, впуская в комнату свежий морозный воздух с улицы.

Я села на кровать, поджав ноги под себя и закутавшись в одеяло. За последний месяц я стала очень чувствительна к запахам и сейчас отчаянно старалась разобраться, почему меня так взволновал последний оттенок. Он был знаком мне лично и даже как-то по-особому дорог, как может быть дорого некая мимолетная деталь очень теплого воспоминания. На мгновение меня передернуло: это был запах духов моей подруги. Она купила их совсем недавно, и я несколько раз отмечала, что их сладковатый аромат гораздо приятнее, царящего в моей квартире «серого» запаха.

Я спешно потянулась за мобильником и набрала номер подруги, содрогаясь от скверного предчувствия. Трубку она подняла спустя несколько минут, за которые я успела перебрать все возможные и невозможные варианты, что могло с ней случиться. Голос Софи звучал рассеяно и тускло, будто она выплевывала каждое слово сквозь плотную паутину. Мне показалось, что она вовсе не имела ни малейшего желания говорить со мной, но что-то мешало ей повесить трубку, впрочем, как и мешало повторять безжизненное «я в порядке». Мне потребовалось жалких пятнадцать минут, чтобы оказаться у ее подъезда, совершив марш бросок по скользким улицам нашего города.

Подруга открыла мне, все еще держа телефон у уха, и качнула головой, бросив усталое «уходи». Я ввалилась к ней в квартиру, обратив внимание на жуткий беспорядок, столь несвойственный чистюле, вроде нее. Софи небрежно бросила телефон на диван и спрятала руки за спину.

– Дура, – произнесла я, глядя на кровавые пятна на полу и дверной ручке. Она грустно улыбнулась и кивнула, безразлично соглашаясь. Я обняла ее за плечи, вдыхая тот самый серый аромат, который чувствовала утром.

Серый запах – запах смерти. Сталь, кровь …все это нотки скорого конца.

Софи уткнулась носом мне в плечо и разрыдалась, через всхлипывания рассказывая о расставании с парнем, увольнении, ссоре с родителями. Чем дольше она говорила, тем слабее становился «серый», что заставило меня улыбнуться и успокоиться.

– Все будет хорошо, – уверенно произнесла я, гладя ее по спине. Софи понемногу успокоилась и пошла заваривать чай.
Когда я собралась домой было уже поздно. Я одела пальто и остановилась у двери, почувствовав острую вонь, состоящую из бензина, гари, крови, резины и моего собственного шампуня.

– Софи, я, пожалуй, заночую у тебя, – произнесла я, повесив пальто обратно на крюк.



 


« Предыдущая      Следующая »
 986
+ Добавить историю
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:

ФОРУМ | Гороскоп 2018 | 3D модель планет Группа ВК | Контакты