Ехал я как-то в сторону Костромы в гости к старшему брату. Традиция проводить друг у друга отпуск возникла у нас, как только мы вылетели, так сказать, из родительского гнезда. К слову, мы всегда были с ним очень дружны, чего не могли сказать о наших товарищах: с удивлением наблюдали мы с Валеркой, как смертным боем дрались наши одноклассники с собственными братьями и сестрами. Мы даже понять не могли: как это возможно, из-за чего?! Меня мой старший брат ни разу в жизни не ударил, даже в шутку. У нас было принято стоять друг за друга горой с самого раннего детства. Помню, мне было три, а Валерке семь, и какой-то толстый хлопец лет пяти в песочнице кинул в меня лопаткой – красной, пластмассовой. Так Валерка тащил этого агрессора за ухо до самого подъезда, где сдал его бабке, прочтя целую лекцию о том, как нехорошо обижать малышей! Брат был старше меня на четыре года. Но мне казалось – на целую жизнь. Я уважал его как взрослого, потому что он был защитником и наставником, он знал ответы на все вопросы, которые я ребенком задавал ему. При этом он был мне товарищем по всем играм и шалостям: мы вместе сбегали с уроков на речку за раками, таскали яблоки из соседских садов в деревне у бабушки, отбивались от неведомо откуда взявшейся у нашего дома стаи собак. И вместе прятались от самого большого быка в деревенском стаде, когда наткнулись на него в поле. Помню, сидели на старом дубе три часа, пока рогатого не отогнал проснувшийся пастух. За все наши проказы мы и получали от родителей вместе. Даже если был виноват кто-то один. Отец, взмахивая ремнем, приговаривал: «Не хочу разбирать, кто был зачинщиком!». Мама, отправляя меня в угол, в противоположный непременно ставила брата, выговаривая: «Ты – за проступок, а Валерка – за недосмотр. Следить надо за младшим!». Когда за разбитое в школе стекло меня лишали сладостей или подарков, Валерка мужественно отдавал мне свои. И найденные у мамы в заначке конфеты мы делили пополам, и выигранный братом на олимпиаде в третьем классе яркий красный паровоз был подарен мне.

Первым из родительского гнезда, как ни парадоксально вылетел я. Хотя Валерка начал ухаживать за девушками уже в старших классах, а я рос «техой» по выражению мамы. После армии брат поступил в столичный вуз, и я, окончив школу, решил ехать к нему. Даже не потому, что так уж хотел учиться в Москве, а потому что стремился быть поближе к Валерке. И в его институт пошел не по зову души, а из желания быть рядом с братом. Он был уже на четвертом курсе, я – на первом, общага стала нам родным домом, где мы вместе готовили скудные ужины, экономя стипендии, а порой устраивали веселые попойки в честь удачно сданных сессий.

После окончания института брат уехал домой: родители считали, что он должен продолжить династию на их заводе. А я еще доучивался и подрабатывал, потому что без мудрого брата никак не мог свести концы с концами. Кем я только не успел поработать: официантом, барменом, кассиром в магазине, грузчиком, механиком в автосервисе. Там-то, в автосервисе, и обнаружилась моя страсть к автомобилям. И мой талант: я очень неплохой автослесарь. У меня быстро образовались постоянные клиенты. Все-таки сарафанное радио – великая вещь! Ко мне стали вставать в очередь на месяц вперед, я даже смог позволить себе перебраться из общаги в арендованную квартиру. И там довольно быстро в моей жизни появилась Кира. Познакомился я сначала с ее машиной – старенькой иномаркой. А потом как-то так случилось, что милая девушка стала заезжать просто так поболтать. И спустя пару лет мы поженились. Как говорили мои коллеги в автосервисе: «Повезло тебе! Жену отхватил москвичку, да еще с отдельной квартирой!».

А Кире и правда в наследство досталась маленькая однушка на окраине, но нам казалось, что это хоромы! Брат, конечно, приезжал на нашу свадьбу – на скромную церемонию росписи, скажем. Он вкалывал на заводе рядовым инженером, пока завод не прикрыли. Помните же, что творилось в 1990-е? и пошел Валера с дипломом конструктора в строительную бригаду к своему дяде. Строили они для разбогатевших в одночасье чиновников и местных жуликов дворцы. Руки у брата были золотые, через пару лет он уже собрал собственную бригаду. И неплохо зарабатывал. Женился. Своими силами построил на берегу реки Волги просторный дом для своей семьи, которая вскоре насчитывала аж пять человек: у него одна за другой родились три дочки.

Именно к ним-то в бревенчатый уютный дом у обожаемой с детства реки я и спешил в тот день, о котором начал рассказывать. Моя Кира предпочла поехать в отпуск с сыном в Турцию, а я сказал: «Нет! Волга лучше вашего пляжа на Средиземном море».

По дороге от Москвы до Костромы (кто ездил, тот знает) вам может не встретиться ни одной машины, а можно застрять в пробке. Как повезет. Я ехал по пустой трассе, радовался, что приеду засветло, сбегаю искупаться – погода была настоящая июльская! И вдруг… Из сумерек выскочила с боковой дороги машина с надписью ДПС и маячки включила. Я понял, что это мне, проехал еще метров 30 по инерции и встал на обочине. Оглянувшись, увидел: вышел гаишник и направился ко мне с поднятым жезлом. Больше на дороге никого не было, значит, именно я что-то нарушил. Я искал в бардачке документы и гадал, чем обязан вниманию стража порядка. Вроде ехал аккуратно. «Спрашивается, что ему надо? – все больше распалялся я. – Просто на ужин купюру срубить хочет!». Злобно зыркнув в зеркало заднего вида, я чертыхнулся: гаишник шел неспешно и делал мне какие-то знаки.

«Вот ничего не дам! – настраивался я на отпор. – Ничего я не нарушил! Фиг ты с меня денег срубишь!»

Помню, в тот момент я подумал, что теперь уж приеду поздновато, не успею ни племяшек потискать (их спать уложат), ни сбегать искупаться. Чтобы ускорить процесс выяснения отношений, я вышел из машины и грозно направился навстречу гаишнику.

Сделав пару шагов навстречу стражу порядка, я ровным счетом никого не увидел. Ни ковыляющего ко мне служивого, ни его машины. Я даже на мгновение подумал. Что гаишник меня разыграл – спрятался в кустах у дороги и наблюдает. Но где, же его автомобиль? И вообще, вы встречали шутников среди гайцов? Я нет. Почесав репу, я сел в машину и некоторое время приходил в себя. Я точно его видел! Он что-то мне еще показывал жезлом. И рукой какие-то знаки делал. Выкурив сигарету, я поехал дальше. Больше приключений не было, но на всякий случай я плелся на положенных 80 километрах. Не превышал. За ужином рассказал Валерке историю, которая приключилась со мной в дороге.

«О! Поздравляю! – воскликнул брат. – Ты встретил нашу легенду: гаишника-призрака. Его два года назад сбил пьяный прокурор прямо в том месте, о котором ты говоришь. На свертке к Ярославлю. И с тех пор его видели многие водители – выходит на дорогу и машет жезлом. С некоторыми даже говорит! Мой приятель с работы выслушал целую лекцию о пьянстве за рулем – он и правда пива выпил, выезжая. Уже приготовился с правами расстаться, а потом глядь – нету никого. Решил что померещилось». «Да, но я-то не пью за рулем! Меня тогда зачем он остановил?» - в недоумении рассуждал я. Брат пожал плечами: «Кто ж его, призрака этого знает…».


> Рассказать свою мистическую историю <

 



« Предыдущая      Следующая »
 695
Всего комментариев: 0
Имя *: Email *:
Код *: