Серый пикап ехал по неровной грунтовке. В машине было очень жарко, хотя солнце уже не так сильно пекло, как днем. И вот, наконец, показался дом Уокеров. Остановившись у обочины и взяв рюкзаки, мы направились через кукурузное поле по узкой тропе. Кукуруза была довольно высокой. Выше нашего роста. Так что в этом поле можно было запросто заблудится. Пройдя по протоптанной дороге, мы наконец вышли к этому дому.

Рядом с ним валялись старые ржавые запчасти от какой-то техники, видимо от трактора или комбайна. Там же был пристроен сарай, в котором виднелась вся сельскохозяйственная утварь. Приближаясь к дому, я заметил, что в некоторых окнах были разбиты стекла. Раньше здесь жил дед Эвана — Джеймс Уокер, пока окончательно не слетел с катушек: одним днем он заявил что к нему приходило пугало, одно из тех, что он сам мастерил у себя в сарае.

И вот мы подошли ко входу: на дверях висел громоздкий замок. Эван нащупал у себя в кармане ключ и стал им открывать двери. Ржавый замок поддавался с трудом. После нескольких попыток, замок все-таки открылся.

Апартаменты этого строения представали во всей красе: пол и оставшаяся от старика мебель была покрыта не одним слоем пыли, а по углам свисала паутина. От прихожей отходило несколько комнат, и еще лестница, ведущая наверх, где видимо, располагался второй этаж или чердак.

— Можно устроиться тут или на верху, — сказал Эван, — но я бы предпочел наверху, там несколько теплее, и тем более это мое любимое место с детства.

Эван часто приезжал сюда с родителями в гости к своему деду, который до сумасшествия вел здесь неплохое хозяйство. Сейчас же это место только наводило ужас.

Забравшись на чердак, мы начали раскладывать вещи: в наши запасы кроме всего съестного, входило несколько бутылок пива и крепкого бренди. Я достал свой сотовый, чтоб позвонить родителям, но сигнала не было.

— Даже не пытайся, произнес Эван, — здесь все вне зоны доступа.

— Ну а вдруг нам понадобиться помощь или еще что-нибудь, — ответил я ему, или вдруг сюда кто-то заберется ночью.

— Не гони пургу Томми… Здесь на 10 миль никого, может только машины изредка проезжают по дороге. Тем более, что может случится за одну ночь.

Приходилось ночевать и не в таких местах, и гораздо дольше… Здесь уже давно ничего не случалось… Хотя да, если быть честным, недавно в этих местах пропала девушка. Ну как пропала. Видать заблудилась в этом чертовом поле. Ее машину обнаружили недалеко отсюда, а сама она так и не нашлась. Пропала без вести.

— Что-то мне это не нравится, — ответил я Эвану, — хотя один хрен, твою машину даже видно с этого окна… Все же, не понимаю, это поле не бесконечное.

Если идти все только прямо, то куда — нибудь выйдешь. Куда она могла пропасть?

— Да черт его знает, даже не хочу об этом думать.

Выпив по банке пива, мы вышли из дома, чтоб осмотреть окрестности: В сарае старого Джеймса висело много различных кос, мачете и что-то напоминающее садовые грабли.

— Эй Эван, тащись сюда, — крикнул я ему, найдя в ящике стола револьвер, наверно эпохи второй мировой, но без патронов.

Ответа не последовало. Я обошел дом вокруг, но Эван словно под землю провалился.

— Кончай свои дурацкие шуточки! — орал я ему.

Мне сделалось не по себе, и я машинально попятился ко входу в дом, как вдруг что-то прыгнуло на меня сзади и начало душить! Кто-то или что-то напало на меня. Перегруппировавшись, я повалил его на землю и оторопел: на его голову была надета мешковина с прорезью для глаз и рта. Не смотря на страх, я из всех сил пытался сдернуть его маску, и это мне удалось.

— Эван, ах ты сранный ублюдок!!! Что за шутки, мать твою!!!

— Еще скажи что не испугался?

— Я чуть не обделался от страха! — я был весьма зол на этого придурка, который частенько любил устраивать мне такие вот сюрпризы.

— Эй... Ладно, парень. Все, проехали.

— Да я сейчас по тебе проедусь, на твоей же тарантайке.

— Хорош... Остынь, приятель. Обещаю никаких больше шуточек.

Так я бегал за ним с той самой мешковиной, пока мы оба не устали.

***

— Эван, чем ты думаешь, а если б у меня в руках был нож или отвертка, — укорял я его.

— Да, об этом я и не подумал, –ответил он.

Часом позже, выпив еще немного пива, мы решили слегка побродить по кукурузному полю.

Прокладывая путь, я шел впереди с мачете в руках, заодно присматривая за уже в меру подвыпившим приятелем. Да и меня уже слегка шатало.

Внезапно мы вышли на небольшую поляну, посреди которого стояло пугало, с такой же мешковиной в роли головы, надетой на солому. Вид того чучела вызывал неприятное впечатление. К мешковине были пришиты пластиковые глаза, из далека напоминающие настоящие. И, куда бы ты не шел, они все время смотрели на тебя.

— Вот от этого и помешался мой дед, — произнес Эван — как-то ночью он открыл глаза и увидел перед собой вот эту безобразную рожу… Ну это по его версии.

С этими словами мой подвыпивший приятель схватил голову пугала и оторвал ее.

— Смотри Томас, — пробормотал он, — наверно если делать такое, и все время быть в одиночестве, рано или поздно можно чокнуться. Тем более мой дедушка был старый.

Эван подкинул голову чучела вверх, и, как футбольный мяч, зарядил по ней своей ногой.

Голова отлетела куда-то в сторону.

Придя обратно домой, мы улеглись спать. Кровать Эвана была напротив моей. Потрепавшись с приятелем, я уснул.

***

Меня разбудил внезапный грохот, исходящий снизу. Я взглянул на часы: было половина первого ночи. Посветив телефоном в сторону Эвана, я увидел, что его кровать была пуста. «И что ему среди ночи вдруг вздумалось погулять». Одев ботинки, я спустился вниз. В прихожей никого не было.

— Эй, ты где? — тихим голосом пробормотал я.

Проверяя комнаты, я все ожидал очередную шуточку от этого придурка. В комнатах никого не было. Но в одной из них была кровать. «Ах вот ты где», — подумал я, и тут же посветил под нее: под кроватью так же никого не было.

«Он что вышел погулять, или опять решил меня напугать?»

На всякий случай взяв мачете, я направился к выходу: да дверь как и полагалось, была открыта.

— Какого черта ты делаешь?! — собрав всю силу воли в кулак, закричал я.

Тут внезапно что-то зашуршало в кустах.

— Эван, — тихо спросил я.

Кто-то или что-то стало медленно уходить в глубь поля.

И среди стеблей и шелухи я мельком заметил синюю футболку Эвана.

«Ах ты сукин сын!» — подумал я — «Опять его штучки».

Я бежал вслед за шуршанием кукурузных стеблей, но никак не мог догнать его. Изредка мелькала только его футболка. Вдруг я выбежал на поляну, посреди которого стояло то самое пугало. И голова его была на месте. Рядом валялась футболка Эвана.

— Прекрати свой дурацкий розыгрыш, — трясясь от страха, промолвил мужчина, — Это уже совсем не смешно.

Зачем ты напялил эти лохмотья на себя?

Вдруг пугало зашевелилось и склонило голову.

— Вот так хорошо, — заикаясь бормотал я, — а теперь идем домой.

Чучело встало с шеста и медленно пошло за мной.

И тут я услышал голос друга, — «Томас, помоги!»

Я остолбенел от страха и что было сил рубанул мачете по шее пугала.

— Эван, Ты где?!, — кричал я охрипшим голосом, но ответа так и не дождался.

Дальше я не помню что произошло. Но каким-то образом я оказался в доме, закрытым на засов. Нашарив ключи от пикапа в рюкзаке Эвана, я рванул что было мочи по той тропе, по которой мы пришли сюда, одновременно размахивая мачете. По бокам слышались шаги и шуршание. Их было много.

Наконец, выбежав на дорогу, я сел в машину и уехал с этого места на большой скорости.

Позже, полиция нашла на той поляне только ту самую синюю футболку Эвана, и пустой шест, где стояло пугало. Ни отпечатков пальцев, ни прочих улик полиция не нашла кроме дорожки кукурузной шелухи, тянущейся от его кровати, до двери. Дело было закрыто.

Эван Уокер был объявлен как пропавший без вести.



 


« Предыдущая      Следующая »
 465
+ Добавить историю
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:

ФОРУМ | Гороскоп 2017 | 3D модель планет Группа ВК | Контакты