На деревенском погосте


- Мистические истории из жизни -

 

Будучи школьником, я часто приезжал на лето к бабушке в деревню. Туда же на все каникулы сплавляла своего сына мамина сестра, тетя Люба. В отличие от меня - мальчика благовоспитанного - Леха был тот еще разбойник. То подъезд чертями и упырями изрисует, то витрину разобьет. Его уж и на учет поставили в милиции. Про драки в школе и постоянные прогулы и говорить было нечего. В этом Леха был мастак. Он одним из первых среди моих друзей научился курить и все подстегивал меня попробовать сигаретку.

Кстати, из-за этих самых сигареток я чуть в колонию для малолетних преступников не угодил. Дело было коле. Возглавляемая моим двоюродным братом шайка курильщиков на большой перемене забралась в подвал - подымить: Леха навесной замок канцелярской скрепкой наловчился открывать. На улицу их посреди занятий вахтерша не выпускала, а в туалете сразу бы поймали. В общем, покурили они, бычки побросали и отправились дальше учиться. Но, едва выбрались на первый этаж, сзади раздался взрыв. Оказывается, рабочие, ремонтировавшие летом школу, забыли в подвале канистры со всякими растворителями. Одна подтекала - образовалась лужица, в которую и угодил чей-то окурок. Занятия были сорваны - примчались пожарные, срочно всех эвакуировали. По счастью, огонь на все здание не распространился - залили его в подвале. Да и ущерба никакого особенного не случилось - трубы и стены подкоптились малость. Но разбирательство, конечно, учинили.

Кто-то из учеников младших классов накапал директору, что Леха регулярно наведывается в подвал с товарищами. Вызвали кузена на ковер - он отпираться не стал, наоборот, всю вину взял на себя: дескать, это его окурок канистру поджог. Тут и началось... Из школы Леху, разумеется, исключили, так еще и дело завели за злостное хулиганство, которое лишь по счастливой случайности не обернулось человеческими жертвами. Полгода таскали Леху по разным кабинетам - мать его, тетя Люба, капли сердечные ведрами пила, отец поседел, однако все закончилось относительно благополучно. Поставили братца на учет в уже помянутую детскую комнату милиции и определили в школу на окраине, где была собрана публика совсем уж отъявленная. Леха по этому поводу не тужил - говорил, что в новой школе намного вольготнее и веселее. Совершеннейшим бандитом рос май кузен. Не знаю, как бы судьба его сложилась, если бы не строгая наша бабушка, о которой речь еще впереди.

Теперь Леха директор крупного горнодобывающего холдинга - лысый, гладкий, степенный. Иногда его даже по телевизору показывают - маячит с важным видом на всяких экономических форумах, правильные умные вещи говорит. Никогда не подумаешь, что это жуткий тип в детстве был. Впрочем, со мной он всегда держался по-дружески - брат все же, пусть и двоюродный. А бабушки нашей попросту боялся - нрава старушка была строгого. Ослушаешься - можно и схлопотать. Впрочем, пора от преамбулы перейти к самой истории.

Итак, на лето нас с кузеном отправляли на «исправительные работы» в деревню. Бабуля поднимала нас в шесть, заставляла выгонять скот и полоть сорняки, убирать в хлеву и колоть дрова. Все это мы выполняли, пусть и не безропотно, но на совесть - ослушаться было невозможно. Зато взамен получали не только ароматные пирожки из печи, но и ту степень свободы, которую высоко ценят все подростки. Бабуля, кстати, была не только мастерицей печь блины пироги, но и удивительной рукодельницей по части сшить или связать... Мы обязательно увозили, бывало, по вязаному свитеру на зиму да по теплым носкам. Вообще у нее в деревне было до странности хорошо! Вот ведь и развлечений вроде никаких не - было же тогда этих гаджетов: смартфонов, планшетов! Да что там - у нее и телевизора не было! А мы не скучали... Даже дождливым вечерами, когда погода загоняла нас домой, мы сидели с Лехой и бабушкой на кухне и часами слушали ее истории из жизни - она была, надо заметить, неподражаемым рассказчиком. Среди прочих интересных, а порой и жутких ее рассказов была легенда о местном кладбище, согласно которой в определенные дни месяца туда лучше было не соваться. Про эти дни знали все местные, которые, впрочем, и в обычные дни старались обходить деревенский погост стороной. «Худое место» - так называла его бабушка.

А началось все в давние времена, когда у них в деревне жила одна ведьма, ну, по крайней мере, местные считали ее ведьмой. Якобы она отравила воду в колодце, отчего тяжело болела вся скотина в деревне да и жители мучились отравлениями. А одного ребеночка даже схоронили - врачей на сто верст вокруг не было тогда. Да и не только это! По словам бабушки, колдунья годами наводила на них порчу и сглаз. Озверевшие деревенские - аккурат в год массового отравления - забили ведьму камнями. Та, перед тем как испустить дух, прокляла всех жителей деревни от малышей до глубоких стариков. Мол, не будет вам покоя и после смерти! С этими словами окровавленная ведьма померла, а напуганные жители поспешили сжечь тело. Вроде после того жизнь пошла своим чередом. Дети вырастали, старики уходили в мир иной. Стали о колдунье забывать...

Но однажды местный пьяный тракторист забрел поздно вечером на деревенский погост. Накануне мать он там схоронил, ну и пришел помянуть... Наутро его нашли на одной из могил в ужасном состоянии: он был словно в белой горячке - безумный, страшный, воющий что-то невразумительное... Неделю не могли добиться от него слова связного, думали - уж совсем в ум не придет. Нет, потихоньку оклемался: сказал, что видел той ночью на кладбище своего приятеля. А приятеля того схоронили пять лет назад! Конечно, его слова сочли пьяным бредом. Вернее, бредом допившегося до белой горячки. Но потом то один человек, то другой стал подтверждать его слова. В смысле в определенные дни года видели они на кладбище разную чертовщину! Кто-то - похороненного давным-давно родственника, кто-то - чудовище, ни на что не похожее... А иные слышали голос той самой ведьмы, что забили когда-то камнями. И многим становилось так дурно там, на погосте, что уже в следующий раз невозможно было затащить их туда. Жаловались люди на тошноту, чувство сильной тревоги, боль в висках. Не слишком трудно догадаться, что происходила вся эта чертовщина в те самые дни, когда отдала ведьма богу душу, то есть не богу, конечно, - чертям из преисподней. Вернее, не в дни, а в ту ночь и в две предшествующие ей. По словам свидетелей, По кладбищу бродили неприкаянные души, страшные призраки и те, кого и назвать-то затруднишься, - просто нечисть всякая! Бабушка, рассказывая нам эту ахинею, помню, вдруг посмотрела на настенный календарь и пробормотала:

- Ой, что это я... Это же как раз завтра. Неспокойная будет ночь. Не гуляйте допоздна, сорванцы! Чтобы к вечеру дома были, а то я вам устрою... Леша, тебя это в первую очередь касается. Даже не думай! Поняли?

- Поняли, хорошо, бабушка, - хором ответили мы с Лехой и переглянулись.

Было совершенно очевидно, что следующую ночь мы проведем не в своих кроватях, а при первой же возможности слиняем на деревенское кладбище в надежде увидеть хоть что-нибудь из описанных ужасов. Вечером мы поужинали, стараясь не привлекать внимание, помыли посуду и отправились в свою комнату, пожелав бабушке спокойных снов. Она еще долго сидела на кухне довязывая очередной свитер нам в подарок, что-то бормотала себе под нос. А мы, погасив свет, готовились к вылазке. Заранее припрятав в рюкзак по кофте - ночи были холодные, - пару рогаток, единственный фонарик, что нашли в доме, мы стали ждать, когда бабушка пойдет спать. Где-то около одиннадцати она наконец погасила свет. Заглянула к нам в комнату - Леха усердно храпел, - вышла тихонько и прочла молитву. Мы слышали. А через пять минут выскользнули в открытое окно.

Фонарик мы включили, только когда прошли последний дом деревни. Дорожка тянулась через небольшой овраг и терялась между деревьями перелеска, за которым в скупом лунном свете уже поблескивали металлические ограды крайних могил. Возбужденные своей дерзкой вылазкой, мы не сразу заметили, что даже воздух на кладбище был какой-то необычный, словно плотный. Казалось, что его можно было разрезать ножом, кок кусок масла. Дышалось с трудом. Какие-то ухающее звуки напугали нас, но, храбрясь друг перед другом, мы упорно шли вперед. Нам стало мерещиться, будто между деревьев ходят какие-то безмолвные тени. Я уж было предложил пойти обратно, как Леха осветил фонарем могилу, и мы увидели женскую фигуру.

Она была всего в нескольких метрах от нас. Мы замерли в испуге, а женщина тонкими - словно высохшими - словно высохшими руками водила из стороны в сторону, как будто пытаясь нас поймать. Онемев от ужаса, мы схватились за руки, почувствовали, как оба дрожим, переглянулись и дали деру с деревенского кладбища. Уже у крайних могил чуть не сбили с ног девочку. Если, конечно, можно сбить с ног призрака. В том, что это создание с прозрачными волосами и недобрым светом мерцающими глазами привидение, мы не сомневались. Девочка стояла и молча на нас смотрела. В руках у нее был плюшевый медведь - грязный, драный, тоже какой-то неземной, нездешний: словно взятый со старой истертой черно-белой фотографии. Возможно, мы и не заметили бы призрака, но в дело вмешалась выкатившаяся из-за туч луна. Леха бежал первым, я за ним. Брат ойкнул и встал как вкопанный, я со всего маху врезался в его твердую спину. «Только не ори», - обернулся ко мне Леха и, схватив меня за рукав, потянул в узкий проход меж свежих могил. Мы снова припустились. На бегу я оглянулся - девочки не было. Добежали мы до дома за десять минут, а путь был неблизкий - километра два. У меня болела голова, Леху вырвало... Нам казалось, что кто-то преследует нас. Тяжелую дверь мы заперли на два засова и проскользнули в свою комнату. Спать мы не могли, разумеется: чьи-то тяжелые шаги мерещились нам до утра... Отправившись незадолго до рассвета на кухню за водой, я столкнулся с бабушкой. Она схватила меня за ухо и прошипела рассерженно.

- Ах вы, паразиты, ходили все-таки!

Я заплакал от пережитого страха, а Леха, поспешив мне на подмогу, заявил бабушке, что это была его идея.

- Ну и как? Видели ее? - бабуля сменила гнев на милость.

- Видели, - пуще прежнего засопел я, - Видели! Девчонку с мишкой игрушечным...

- Что за девчонка? Я про ведьму. Ведьму, спрашиваю, видели?

- Ага, видели... - выдавил из себя Леха.

- Еще пойдете? - бабушка смотрела на нас строго, но глаза смеялись.

- Нет!!! - заорали мы в один голос.

- То-то же, - покачала головой бабуля. - Кладбище не для живых, особенно когда нечистая гуляет по погосту.

Бабуля напоила нас молоком, перекрестила и скомандовала:

- Быстро по постелям, герои! В шесть подниму - будете воду под яблони таскать. Десять ведер под каждое дерево. А то смотрю - сил у вас для безобразий больно много остается.

Мы шмыгнули под одеяла. Сразу стало как-то тихо, уютно, надежно. Предстоящая трудовая повинность совсем не пугала. Десять ведер под яблоню - это ерунда, это вам не на кладбище ночью ходить.



 


« Предыдущая      Следующая »
 979
+ Добавить историю
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:

ФОРУМ | Гороскоп 2017 | 3D модель планет Группа ВК | Контакты