У моей мачехи был брат Семен. Высокий и жилистый, шутник и балагур. Когда он появлялся у нас, хата наполнялась шумом, смехом и запахом крепкой махорки. Несмотря на разницу в возрасте в четверть века, мы сдружились, поскольку оба любили читать. Дядя Сеня работал на бульдозере и в кабине в специальном ящичке держал несколько книг, которые пролистывал в свободное время.

Вымершие народы

Как всегда, дядя Сеня появился у нас неожиданно.

- Что читаешь? - вместо приветствия спросил он у меня.

- Историю учу. О народах, что жили на территории СССР до новой эры: скифы, аланы, саки, роксоланы, сарматы... Часть их разгромили гунны, часть ассимилировались, остальные вымерли, - ответил я, как на уроке.

- Вымерли, говоришь? - с лица дяди Сени сползла улыбка. Он взял из моих рук учебник, быстро перелистал, глаза его сузились, взгляд ушел куда-то далеко-далеко.

- А ты знаешь, что я встречался с сарматом? 

- С живым? - спрашиваю удивленно.

- С живым. Он мне даже кольцо подарил, - при этом дядя Сеня показал мне безымянный палец на левой руке. На пальце тускло сверкнула печатка с выпуклым изображением рыбы.

- Хочешь, расскажу?

- Еще бы не хотеть!

Смешанная кровь

Дядя Сеня неторопливо достал из кармана потертый кожаный кисет, привычно скрутил цигарку, прикурил от бензозажигалки, глубоко затянулся, выпустил тугую струю едкого дыма в потолок. Я же терпеливо ждал.

- Ты, наверное, знаешь, что в молодости я попал в тюрьму из-за своего буйного нрава... Слегка поколотил сверстника. В камере я познакомился с одним хлопцем, ровесником. Все его звали Сарматом. Как-то я спросил его: «Что это у тебя за кликуха такая непонятная?» - «Это не кликуха, а моя национальность». - «А на вид ты смахиваешь на осетина», - отметил я. «Это одно и то же, - Сармат махнул рукой. - Во мне смешалась кровь скифов, аланов, осетинов и других кочевых народов. Собственно, нынешние осетины и есть, по сути, сарматы».

Дядя Сеня в очередной раз затянулся едким дымом. Я с нетерпением ожидал продолжения рассказа.

- Было это зимой 1941 года. А летом, как ты знаешь, немчура напала на нашу страну. Сармат предложил мне записаться добровольцем на фронт. Обратились к тюремному начальству. Примерно года через полтора нашу просьбу удовлетворили. Зачислены мы были в штрафной батальон. Знаешь, что это такое?

Я кивнул.

Скелет в сапе

- Едва обучив обращению с винтовкой, нас бросили на передовую, - продолжал дядя Сеня. - Бои шли где-то на границе Кубани и Ростовской области. Наши войска гнали фрицев ударными темпами, оставляя кое-где островки с недобитым врагом. Около одного из таких островков мы и застряли. Представь себе среди бескрайней степи курган, на вершине его - бетонный дот. Ни добежать, ни подползти к нему незаметно невозможно ни спереди, ни с боков, ни сзади: со всех сторон - амбразуры, из которых били пулеметы. И тогда комбат (тоже из штрафников) приказал нам рыть сапу (подземный ход), а это метров двести.

Рыли в основном ночью, скрытно. Когда подобрались уже к кургану, я, отбросив глыбу земли, обнаружил углубление и лежащий в нем человеческий скелет. Коричневые от времени кости. На шее скелета, точнее на позвонках, я заметил цепочку, она почти провалилась в пустоту грудной клетки. Вытаскиваю. На цепочке оказалась рыбка, похоже из серебра.

Свою находку я утром показал Сармату. Он мгновенно побелел. Заметь, не побледнел, а побелел. Губы его вытянулись ниточкой, подбородок задрожал. Он осторожно подставил ладони под качавшуюся на цепочке рыбку, что-то лопоча на незнакомом мне языке. Лишь минут через сорок Сармат несколько успокоился.

Подарок товарища

«Этот курган - место захоронения моих предков. Ты наткнулся на могилу знатного воина, - сказал, наконец, Сармат. - А эта рыбка - амулет, по-русски - оберег».

Потом он вдруг схватил меня обеими руками за грудки и горячо зашептал: «Отдай мне его. Что хочешь, проси взамен. Все отдам. Хочешь вот это? - Он рванул ворот своей гимнастерки, и я увидел на его волосатой груди какую-то металлическую пластину сантиметров десять в диаметре. - Это талисман. Чистое серебро», - сказал Сармат. 

На взгляд, весила эта пластина не менее ста граммов. На ней выпукло проступали какие-то вертикальные палочки, еще что-то, уже не помню что. Он быстро снял через голову талисман, протянул его мне: «Надевай! Долго и счастливо будешь жить!»

Я оттолкнул его руку: «На кой он мне? Засмеют пацаны, если увидят это колесо на мне». «Тогда возьми это. И Сармат стал стаскивать с безымянного пальца левой руки печатку. Та не поддавалась он, буквально содрав кожу с пальца, сорвал ее. - Кольцо оградит тебя от всех бед невзгод и печалей. Это тоже амулет. На нем такая же рыбка. Бери! И помни: пока она с тобой - и ты будешь. Утратишь - умрешь вскоре».

- Вот это кольцо и есть тот амулет, что дал мне Сармат, - закончил свой захватывающий рассказ дядя Сеня.

- И что, принес он счастье вам? - с легкой иронией спросил я.

- Конечно! На войне меня не убили, только ранили. Имею три боевые награды. На работе на хорошем счету. У меня жена Устинья, сын. Сам я здоров, как бык.

Помер Сеня!

Вскоре после этого я уехал и вернулся в родные места спустя двенадцать лет. Первым делом направился к дяде Сене. Дом его хотя и обветшал от времени, однако стоял еще крепко. На мой стук в дверь отозвалась тетя Устя. Она с трудом узнала меня. Пригласила в дом, стала накрывать на стол.

- А дядя Сеня на работе? - спрашиваю ее.

- Нет Сени, - глухо сказала она. - Три года как помер.

Лежка выпала из моей руки. Тетя, оперев голову сухоньким кулачком, уперлась остановившимся взглядом на фото в рамке, висевшее над кроватью. На нем были изображены дядя Сеня, и она сама после свадьбы.

- Перед смертью нервным стал - как сказился... У нашей соседки квартирант был так Сеня с ним, можно сказать, дружил. А потом вдруг разлаялись. Из-за кольца, - сказала тетя Устя.

Я насторожился. Из дальнейшего ее рассказа выяснилось, что квартирант настойчиво просил дядю Сеню продать ему печатку или обменять на золотой перстень. Но тот поначалу просто отказывался, а потом стал приходить в бешенство, едва заслышав просьбу.

Пропавшая рыбка

Однажды после работы дядя Сеня мыл руки под рукомойником и вдруг буквально зарычал: «Увел-таки мою рыбку, мерзавец!» - Схватил со стола нож и ринулся из дома.

- Я повисла у него на руках, - рассказывала тетя Устя. - Догадалась, что он квартиранта решил порешить. «Сеня! - кричу, - нет его. Он вчера съехал с квартиры». Муж как-то сразу обмяк, сказал обреченно: «Все, Устинька... Краны мне».

- Так что, сосед украл кольцо? - спрашиваю.

- Нет, - она встала, подошла к шифоньеру и вернулась с коробочкой. - Вот оно, проклятое. За кровать закатилось. Я его уже после смерти Семы нашла.

Тетя Устя держала знакомый мне амулет печаткой ко мне. Там, где раньше находилось выпуклое изображение рыбки, зияла пустота, повторяя контуры исчезнувшей главной детали оберега.

Уже прощаясь, сам не зная, почему, я спросил, как звали квартиранта соседки.

- Богдан. Он, как и я, украинец. Но фамилия у него русская - Сармаков. А Сеня звал его Сармат.



 


« Предыдущая      Следующая »
 577
+ Добавить историю
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:

ФОРУМ | Гороскоп 2017 | 3D модель планет Группа ВК | Контакты