Мне уже больше 87 лет.

У меня двое взрослых детей. Сыну 64 года, дочери – 59.

Я родилась под Санкт-Петербургом, в Петергофе. После гибели моего отца, её мужа, мама увезла меня в Москву. Со своим мужем я познакомилась на Дальнем Востоке, в командировке. Я работала в геодезической партии. Он руководил строительством моста. В те времена дорога на Дальний Восток занимала 14 суток.

Ещё студентом сын стал альпинистом. Помню, что мне было страшно много лет. Но разве можно запретить мужчине быть самим собой?

Сын продал московскую квартиру и купил жилье под Воронежем и в Кисловодске.

Зимой живёт с женой под Воронежем. В апреле перебираются в Кисловодск. Невестка не переносит жару.

В Кисловодске сейчас он готовится физически, хочет подняться на Эльбрус в 65 лет. По скайпу мы разговариваем и смотрим друг на друга через огромные расстояния.

С дочкой мы живём вместе. Ей 59, мы подруги. Наверное, я вредная от старости, но она меня прощает.

Раньше я ходила в магазины за продуктами, чтобы помочь, и готовила завтраки, обеды и ужины. Сейчас готовлю ужин и уже не выхожу из дома. Старая.

У меня ещё внучка, два внука и один правнук.

Внучка знает четыре языка, главный редактор в каком-то дорогом журнале. Мой правнук – горнолыжник. Выступает на соревнованиях. Ему девять лет. Я снова боюсь, как за сына. Хотя в моём возрасте двигаться и боятся все труднее. Особенно двигаться.

Внуки тоже совсем взрослые и самостоятельные.

Муж умер семнадцать лет назад. Он прошёл войну. Его фотография стоит в моей комнате. Когда наступает День Победы, я достаю его ордена и трогаю руками. Они тёплые, как его ладони.

Я простая женщина, и я счастлива, что моих детей миновали войны и безвременные смерти. Я уже почти не помню голод военных лет.

Я трудно засыпаю. Вчера я легла в своей комнате, меня охватили воспоминания, я вернулась в прошлое.

Когда моя дочка пошла в английскую школу, то её подружкой стала Нинка, как все её называли. До сих пор девочки как сестры. У родителей Нинки была дача. Они получили её много лет назад в наследство от деда Нинки, известного архитектора. Как-то так получилось, что дочери сдружили родителей, и мы стали проводить время у Маши на даче.

Время шло. Машин муж умер. Спустя несколько лет и я стала вдовой.

Дети и их друзья приезжали к нам. По субботам и воскресеньям было шумно, когда темнело, под звёздами звучали гитары, над огнём костра вместе с искрами летели песни.

В будни мы оставались вдвоём, привязались друг другу, стали как сестры, родные с незапамятных времён.

У Маши нашли рак. Я ухаживала за ней. Болезнь прогрессировала, лицо бледнело, наркотики не утоляли боль. Я устала дежурить у её ложа. Нина отвезла меня на дачу, она сказала, что с мамой будет сиделка.

Шло время. Однажды в понедельник Нина позвонила и сказала, что её мама умерла. И что завтра вечером моя дочь приедет и заберёт меня с дачи, чтобы я попала на похороны.

Наступил вторник. Стоял тихий солнечный сентябрьский день. Сливы изогнули ветви под фиолетовым урожаем. Яблони вынашивали красные яблоки. Свет и тень пробирались через шторы на окнах веранды. И вдруг я почувствовала, что кто-то ждёт меня снаружи дома и нуждается во мне.

Я распахнула двустворчатые двери веранды и вышла на бетонные ступеньки. Была тишина. Повернула голову налево и отчётливо увидела белый, слегка переливающийся шар. Он стал медленно приближаться. Коснулся моей щеки и шеи. Шар был тёплый и как будто из бархата. Потом он отдалился и медленно поплыл над цветами, свернул за веранду, и я перестала его видеть. Я не двигалась долго, и поняла, что Машина душа прилетела ко мне проститься. Я нерелигиозный человек. И всё же, когда я встречу подругу вновь?


> Рассказать свою мистическую историю <

 



« Предыдущая      Следующая »
 1164
Всего комментариев: 0
Имя *: Email *:
Код *: